Your browser does not support SVG

Так не бывает, чтоб дети сами по себе были. Дети обязательно чьи-нибудь!

07.08.2017 |
Васильева Валерия, Васильев Геннадий
Так не бывает, чтоб дети сами по себе были. Дети обязательно чьи-нибудь!

Некоторые рассуждения о замороженных эмбрионах.

Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Несколько дней назад в доверительной беседе с руководителем одного из центров ЭКО в Петербурге обозначился вопрос, о существовании которого нам не приходило даже мысли.

На запрос о главной проблеме центра последовал неожиданный ответ: «Невостребованные эмбрионы». Как такое может быть?
Ситуация проста - люди приходят, заключают договор, оплачивают первый год и... исчезают. На звонки не отзываются, на письма не реагируют ... обычная, в общем, история. "У меня", - жалуется собеседник, - "полдюара ими забито...".

Возможно ли разрешить этот спорный сюжет?

Сразу возникает вопрос, как относиться к заморозке эмбрионов. Как к хранению или как к медицинской услуге?
Если это хранение, то получается, что криоконсервированный эмбрион - вещь, право собственности на которую, принадлежит родителям совместно. Это вполне соответсвует нормам нашего права. (см. комментарий Ильи Подольского с цитатой из работы "Настольная книга судьи по семейным делам: Учебно-практическое пособие", написанной Егоровой О.А. и Беспаловым Ю.Ф)

Оставим в стороне рассуждения,что эмбрион даже в пробирке - не просто биомасса, а, возможно, будущий ребенок. Для решения конкретного практического вопроса все равно придется ссылаться на какие-то нормы права. А их кроме как в учении о собственности и в особенной части обязательственного права не найти. Так что придется в отношении зародышей применять те же правила, что и для зонтика, оставленного в гардеробе театра.

Если повнимательнее почитать правила Минздрава, то эта аналогия становиться еще более очевидной. В пунктах упомянутой инструкции прямо прописано, что эмбрионы являются предметом хранения. Это, в общем-то, логично, люди явно захотят забрать именно «своего ребенка», а не тот эмбрион, который будет предложен центром ЭКО, как было бы в ситуации донорства.

Получается, что зародыш все-таки предмет, который временно отдали на хранение в подходящие условия. Ну, как зимние колеса до следующей осени в шинном центре оставили. А когда вы пользуетесь гардеробом, камерой хранения или складом, закон предполагает, что вещь свою вы забрать обязаны. А уж если не заберете, то хозяин хранилища сам решит, что с ней делать. Если, конечно, специальные условия не прописаны были.

То есть не вывезли вы свои колеса со склада, вам письмо пришлют, мол, заберите, уважаемые граждане, свои вещички, а то мы их сами пристроим. И могут, ведь, пристроить, особенно, если вещь больше 100 МРОТ стоит.

Для нашего человека важно, чтобы понятным языком предупредили. Так что, для центра ЭКО, самое разумное - в договоре предусмотреть решение на случай, если после письменного предупреждения за эмбрионами никто не явиться. По закону это решение может быть любым, в том числе - уничтожение зародышей (опять таки, оставим в стороне этические рассуждения). Важно, чтобы народ испугался и не оставлял их невостребованными. Страшно представить ситуацию, что кто-то не может сохранить себе возможность завести ребенка из-за раздолбайства других. Например, потому что в криобанке место закончилось.
Если в договоре о хранении такого решения не предусмотреть, ситуация будет чуть сложнее. У нас нет (и, дай Бог, никогда не будет) рынка эмбрионов. Поэтому странно говорить о том, что "стоимость эмбриона превышает 100 МРОТ". Тогда нужно применять общее, в таких случаях, правило - хранитель вправе продать вещь. Учитывая, что эмбрион не шуба и не зонтик и рынка их у нас нет, данную норму следует толковать как право "распорядиться" вещью. Например, предоставить зародыша желающим в качестве донорского или уничтожить.

Если же рассматривать криозамораживание эмбрионов как медицинскую услугу, то смысл ее - в поддержании эмбриона в «нормальном», живом состоянии. Тогда зародыш будет просто материалом, который предоставляет заказчик. Наше право в разделе об услугах (как общих - гл. 39 ГК, так и специальных - в ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан») ничего не говорит о судьбе такого материала. Зато можно провести аналогию с подрядом. Учитывая, что заказчиком является потребитель, можем сравнить криозаморозку эмбриона с бытовым подрядом. Например, пошив одежды или обуви. В таких случаях, закон говорит нам: "В случае неявки заказчика за получением результата выполненной работы или иного уклонения заказчика от его приемки подрядчик вправе, письменно предупредив заказчика, по истечении двух месяцев со дня такого предупреждения продать результат работы за разумную цену, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести в депозит в порядке, предусмотренном статьей 327 настоящего Кодекса."

То есть, не пришли вы за своим сшитым пальто, в ателье подержали его на вешалке 2 месяца, в потом и продали желающим. В общем, результат тот же, что в и первом случае. Правда, в норме о хранении про 2 месяца ничего не говорится.

Так что, если задуматься, то приходим к выводу, что люди, которые не оплачивают продление хранения криозамороженного эмбриона, рискуют не найти его через пару месяцев в ЭКО центре. А уж, куда он делся, точно никто никогда не узнает. Страшно?

Юридические статьи


Позвоните нам
8(812)384-43-64
8(921)907-10-36

НАШИ КОНТАКТЫ

Тел.: 8 (812) 384-43-64, 8 (921) 907-10-36

E-Mail: info@filinpart.ru

191015 г. Санкт-Петербург, ул. Таврическая, дом 45, литера В

пн-пт 10.00-20.00